Сражайся или умри. Сражайся и умри

Сражайся или умри. Сражайся и умри


Дорогие друзья, вы когда-нибудь сталкивались с мистикой? Прикоснуться к великим секретам, которые передают один путь музыке королевств? Стать участниками загадочных, не совсем ярких приключений? Вы смотрите на чудеса? Это случалось не раз в моей жизни, но, пожалуй, самым ярким был эпизод из средней школы.

Я учился в средней школе при Донецком университете, наверное, это была лучшая школа в городе. Она была настолько либеральной, что в парах физкультуры мы могли выбирать, что делать. Вы могли плавать в бассейне, играть в настольный теннис, тренироваться с гордым лицом на турниках или бегать по пересеченной местности на детской площадке. Я даже не буду упоминать все возможности, но, конечно, мы всегда выбирали футбол.

@media (max-width: 640px) {
# mobileBrandingPlace1522569 {
нижняя обивка: 56,21%;
индекс z: 9;
}

.simple_marketplace_news_list # mobileBranding1522569 {
маржа: 0! важный;
}
}

Я довольно сдержан в отношении футбола. Я люблю смотреть чемпионаты мира и Европы, больше ничего. Соответственно, я играю (играл) точно так же. В команде я всегда был защитником, человеком без навыков, которому в непрофессиональной игре с упором на талантливых самоучок — вратарей, голкиперов и проходящих чемпионов — все равно. Честно говоря, выполняла декоративную функцию: бегала, куда хотела, заблудилась под ногами игроков соперника, время от времени отбивала мяч и в такие моменты радовалась. Однажды я очень опоздал на пару. Игра шла полным ходом, приближался ко второму тайму. Результат был ужасный — 14: 3 (или более-менее). "Давай за неудачниками!" Левич закричал, увидев меня на краю поля. "Меня не волнует, к кому он идет!" За меня ответил Рома, возможно, имея в виду ту же декоративность, о которой я писал выше, и, возможно, общую гибель этой игры

Я их всех очень хорошо помню, я помню наши игры. Рома был настоящим самородком, крутил, кружил, стрелял из центра поля и с пятки. Мы, конечно, звали его «Роналду», так он называл себя. Клим правил — и он был прав и харизматичен. Стас был в его голове. Родион, Антон и Димон моргали и пищали. Виток всегда хотел — или просто говорил об этом. Лешенька часто заправляла пряди за ухо и называлась политкорректной. Не знаю, как меня описали бы, наверное, в пределах слова «ботаник», но я старался выглядеть в меру круто. В конце концов, всегда важно знать свой предел. Хорошие, да — но умеренные

В любом случае, я все еще люблю их, а потом я встал на сторону проигравших. Не прошло и двух минут, как мяч попал мне прямо в лицо. Это довольно болезненно и является поводом прекратить играть и получить несколько приятных похлопываний по плечу и одного «как ты в порядке?» Я был «в норме», игра возобновилась, и следующие полчаса наша атака, как консервная банка, открывала свою защиту и катала один за другим 17 мячей. Мы выиграли матч

Кто-то пошутил, потому что Грише (то есть мне) ударили мячом по голове. Мы посмеялись, и после нескольких игр мне снова предъявили обвинение — и мы снова выиграли. Однако тенденция была. Перед следующей игрой ко мне подошла делегация наших лучших игроков и предложила поэкспериментировать — воткнуть мяч мне в голову и посмотреть, что будет. Мне самому было любопытно (надежда на письмо из Хогвартса (ну, из Дурмстранга), затерянное в лабиринтах украинской почты, все еще горящее где-то на самом краю моего сознания). Я согласился. Как можно осторожнее, перед игрой получил кулак по голове. Мы выиграли. И в следующей игре тоже.

Как я уже сказал, футбол меня не волнует. Я предпочел первую лучшую возможность прогуляться со спортивными парами. Мы с девочками сидели в одном из кафе возле школы, обсуждали действительно интересные темы, сравнивая, например, форму наших губ, и только присущая мне скромность мешает развить воспоминания в этом направлении. Еще не подозревая о наступлении женского возраста, я инстинктивно воспринял женский ритм речи с приглушенными и смещенными акцентами, женской плавностью, гибкостью и мягкостью. Я наслаждался удивительной красотой окружавших меня молодых женщин, я был как пьян, когда смотрел на них, мне казалось, что изнутри мои щеки капают шампанским. И, конечно, мне не очень хотелось выходить в поля, где в грязи, проклятиях и потом выковали всеобщую мужскую славу. Но я чувствовал себя обязанным перед своими братьями, я чувствовал, что они нуждаются во мне. Мы вышли на поле за пять минут до игры, и, в зависимости от гуманности капитана каждой команды, либо меня ударили мячом по голове «с ног», либо я положил мяч сверху, как корону. Купил себе специальную шляпу для футбольных матчей.

Жалко, что старый Марк Блок не дожил до этих чудесных дней, у него был бы хороший, а главное надежный материал для статьи о генезисе ритуала! Только тогда я действительно начал понимать, что имели в виду все люди, которые мне говорили: у тебя, Никита, золотая голова

. Я запомнил одну игру в частности. Наш класс истории и филологии тогда играл с биологами. Солнце было в зените. Ситуация была критической. Многие, почти все чувствовали, что магия нашего ритуала безвозвратно нарушена. Ворота биологов сохраняли статус-кво, как бы ни повернулся наш Роналду. Биологи набрали баллы. Нервы у всех были на грани. Я даже дважды ударил. Наш тренер, скептик ритуала, посмеялся над своими усами и посмотрел на часы. Вот она, его взрослая жизнь, его бледная улыбка, его затхлое дыхание. Положитесь на себя, стисните зубы, не верьте. Лучше не верить, тогда так больно не будет. Дело было очень близко, и таких тепличных условий больше не будет — лучшие учителя, мультимедийные доски, бассейны, паритет, библиотека, квартира, язык, вера, гармония, приверженность. Чудес настоящей любви больше не будет, для этого не хватит ни огня, ни воздуха. Сражайся или умри. Сражайся и умри. [1965909] Мы сравняли счет за пять минут до конца. Противостояние усилилось. Никто не смотрел на проклятие матери и грязную игру. Рома, Клим и Димон пошли в атаку. В этот момент молодые титаны были божественны. Рома споткнулся, упал, самым краем кроссовок схватил пас и направил в нужную сторону. Он оторвал себе колени и локти, и мяч, который он отбил, отслоился от краски на линии, отмечавшей чьи-то ворота

Рома (забивший оба гола) был поднят ему на руки и начал раскачиваться. Левича (вратаря, который «вытаскивал» потрясающие мячи) подняли на руки и начали раскачивать. Меня (я не забил ни одного гола в жизни) подняли на руки и начали раскачиваться.

И подумайте, этому нет оправдания, верно?

http://platform.instagram.com/en_US/embeds.js

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *