На восточном фланге изменений нет.

На восточном фланге изменений нет.


Недавние отчаянные попытки показать миру, что мы (Украина) являемся «субъектом» геополитики, а не «разменной монетой» на переговорах великих держав, заслуживают похвалы, по крайней мере, по мотивам. Но исполнение, содержание и время, выбранные для этих геополитических «маневров», к сожалению, плохие.

Что означает углубление сотрудничества с «Китаем, Катаром, Турцией, ОАЭ и Вьетнамом» Алексея Арестовича? В целом хорошо, что г-н Арестович это сказал. Вы всегда можете сказать, что это не официальная позиция.

@media (max-width: 640px) {
# mobileBrandingPlace1522899 {
нижняя обивка: 56,21%;
индекс z: 9;
}

.simple_marketplace_news_list # mobileBranding1522899 {
маржа: 0! важный;
}
}

Но что это за список стран и что у них общего? Если Китай и Турция проводят свою собственную политику, а Украина находится где-то в их повестке дня, то нет оснований полагать, что они являются союзниками. А как насчет Вьетнама, Объединенных Арабских Эмиратов и Катара? Будем продавать пшеницу? И это не повод декларировать «изменения в геополитике». Раньше был такой надежный союз, как БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР). Где она сейчас? Их объединило желание стать участниками большой игры, потому что у них было большое население и растущий ВВП. Был еще ГУАМ, «объединенный» по принципу «давайте создадим альтернативу».

Конечно, поиск «альтернативы» — дело интересное и теоретически может принести даже временные бонусы. Тем более, если роль своеобразной «Мексики на границе ЕС» не привлекательна. И особенно на фоне соперничества лидеров Франции и Германии за внимание высокопоставленного кремлевского лидера

Есть причины для разочарования в американской политике: в мире в целом и в Украине в частности. Афганистан, например, не повторил германского послевоенного чуда даже после 20 лет военного присутствия США. А построение демократии после распада СССР в целом превратилось в прибыльную отрасль, в которой стажировки, образование, симпозиумы и тренинги стали целью, а не инструментом. Но у меня нет другого лидера свободного мира для вас.

Есть причины, по которым «западные партнеры» периодически утомляют Украину. И дело не только в позициях в российском нефтегазовом секторе. Реформы в Украине действительно нужны украинцам больше, чем европейцам. Проблема в том, что они не нужны украинской политической элите. Если их дети живут и учатся на Западе, они покупают дорогую недвижимость, им все равно нужны деньги. И деньги здесь собирают — в частности, из-за нереализованных реформ. Поэтому после каждого увлечения борющимися за свободу украинцами приходит разочарование от украинских лидеров, борющихся за банкноты.

Конечно, хочется есть рыбу и покататься на слоне. Они оба вступают в НАТО и ЕС и остаются на плаву. Что планы были мутными, и в случае опасности нас (и планы) защищали солдаты Альянса. Но свежий украинский финт с «пересмотром внешнеполитических приоритетов» ничуть не поможет. Трезвая и продуманная позиция, при которой Украина не только просит вступить в клуб, но, вероятно, предлагает выгоды от более глубокого сотрудничества

В конце концов, даже маленький ребенок понимает, что Украина не может быть партнером Китая. Кролики с тиграми не дружат. Недавний пример с «Мотор Сич» — хороший тому пример. Поэтому блефовать надо умеренно, чтобы фраза «Я такой загадочный» меня в итоге не устроила. Потому что как получается? Что мы, обвиняя Запад в том, что деньги для них важнее ценностей, решаем «подружиться» с Китаем. Конечно, потому что ценности. А уйгуры? А как насчет уйгуров? Вы видели баннер «Свобода — наша религия» в Доме профсоюзов? Итак, какие могут быть вопросы о наших ценностях?

А как насчет Вьетнама или ОАЭ? Это как альтернатива ЕС, серьезно? Должны ли мы создать клуб с Турцией, «странами, которые не входят в Союз, но очень хотели бы»? И как теоретический и гипотетический импорт газа из Катара должен формировать нашу субъективность? Этот терминал предназначен исключительно для наших нужд или это транзит на Запад? А кто будет гарантировать безопасность на Черном море, раз уж мы сейчас такие многовекторные, и Запад нам указ не дает?

Нет, в торговле нет ничего плохого. Мы продадим кукурузу, зерно, масло. А как насчет изменения внешнего вектора?

И самое главное. И как соседи-соседи Украины должны реагировать на все эти амбициозные проекты «возвращения на Восток»? Или Литва, Польша, Великобритания. Потому что сейчас похоже, что восточный фланг НАТО фактически превратился в отдельную группу стран, которые очень и очень заинтересованы в сильной и стабильной Украине. Никто не хочет быть прямым соседом России. Неформально Украина уже является важной частью Восточноевропейского демократического клуба. Украина также важна для Великобритании, что недавно продемонстрировало Черное море. Украина — одно из трех постсоветских государств, на которые напала Россия, чтобы заблокировать их отделение от империи, наряду с Грузией и Молдовой. Это объективная реальность и это наше место в мире.

Потому что Европа — это не только Франция и Германия, а тем более их нынешние лидеры. Это прежде всего общество. Нам нужно общаться с ними и лидерами мнений и учитывать их мнение. Особенно с теми, кто еще помнит существование Варшавского договора, «братскую помощь» и результаты договоренностей «великих держав»

Украина »? Какой более тесной интеграции вы хотите, в какой области? В космосе или в обороне? Смогут ли новые китайские друзья укрепить наше присутствие в Люблинском треугольнике? Будет ли Польша за нас в конфликте с Германией? С облегчением он скажет: «Пусть китайцы теперь помажут головы»?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *